Как деловая и служебная переписка помогает компаниям оспорить в суде налоговые доначисления

Содержание

Три распространённые ошибки бизнеса в налоговых спорах — Право на vc.ru

Как деловая и служебная переписка помогает компаниям оспорить в суде налоговые доначисления

Юрист адвокатского бюро «Плешаков, Ушкалов и партнёры» Илья Артемьев советует, как их избежать.

Илья Артемьев

В последние годы налоговые органы выигрывают большую часть судебных споров с бизнесом. С чем это связано?

Во-первых, в 2018 году завершается реализация Концепции развития досудебного урегулирования налоговых споров. Сейчас в суд передается гораздо меньше дел, чем прежде.

Более эффективными для бизнеса стали такие способы убеждения налогового органа как подача возражений на акт налоговой проверки и обжалование в УФНС решения о привлечении к ответственности.

В итоге в суде разрешаются только споры, по которым инспекция уверена в своей правоте.

Во-вторых, если речь идет о значительных доначислениях, а позиция каждой из сторон претендует на победу, то вывод, скорее, будет сделан в пользу налоговой. В противном случае велика вероятность, что вышестоящий суд отменит решение. Систематический характер таких отмен может привести к наложению дисциплинарного взыскания на судью, что явно повредит его карьерному росту.

В судебной практике наиболее часто встречаются дела об оспаривании получения необоснованной налоговой выгоды. Причина в активной борьбе государства с фирмами-«однодневками», через которые незаконно выводятся денежные средства.

Работа с такими фирмами грозит бизнесу ответственностью за неправильно исчисленный налог на прибыль и предъявление НДС к вычету. Ведь «однодневки» не ведут реальной деятельности, а значит оформленные с их участием первичные документы фиктивны. Перерасчет налогов без учета таких документов и приводит к доначислениям по результатам проверок.

До недавнего времени получение налоговой выгоды признавалось необоснованным в трех случаях. Первый — у бизнеса отсутствовала деловая цель операций (они были направлены только на уменьшение налогов).

Второй — операций с контрагентами не было в действительности. Третий — контрагенты не уплатили НДС в бюджет, о чем налогоплательщик должен был знать (если необходимая осмотрительность при выборе бизнес-партнера отсутствовала).

Второй и третий пункты характерны для деятельности «однодневок».

19 августа 2017 года введена в действие статья 54.1 НК РФ, которая исключила из вышеперечисленных положений упоминание о должной осмотрительности. Теперь отсутствие последней учитывается только вместе с нереальностью операций. Но должная осмотрительность проверяется в ходе налоговых проверок. Ее доказывание — важнейший элемент в спорах с инспекцией.

Недолжная осмотрительность при выборе контрагента

Это первая ошибка. Существование компании и наличие у нее достаточных ресурсов — основное, что нужно знать о потенциальном контрагенте. Однако часто due diligence (проверка) не проводится.

Какой информацией о будущем бизнес-партнере необходимо обладать?

Перечислю минимальный набор материалов:

  • данные о государственной регистрации в ЕГРЮЛ;
  • документальное подтверждение полномочий руководителя и копия документа, удостоверяющего его личность;
  • данные о фактическом местонахождении компании, ее складских, производственных и торговых площадях;
  • наличие лицензии (если сделка заключается в лицензируемой деятельности) и свидетельства о допуске к определенному виду работ, выданного саморегулируемой организацией.

Вся информация должна подтверждаться документами, полученными до (!) заключения договора с деловым партнером. Зафиксировать дату можно несколькими способами. Например, попросить заверить контрагента каждый переданный документ с проставлением даты или направить документы почтовым письмом с подробной описью вложения.

Другой вариант — направить документы в электронном виде. При этом отправителем письма должен быть потенциальный контрагент, что подтверждается, например, использованием электронной цифровой подписи. Переписка сторон с указанием переданных и полученных документов также доказывает заблаговременное изучение потенциального партнера.

В одном деле производственная компания не проявила должную осмотрительность при выборе контрагента, поскольку полученные копии учредительных документов, договоров аренды помещений, копия паспорта руководителя не заверялись бизнес‑партнером. К тому же не было деловой переписки, подтверждающей получение указанных материалов. В итоге суд, учитывая другие обстоятельства, признал доначисление по НДС правомерным. Компания перечислила 26 млн рублей в бюджет.

Запоздалое оспаривание налогового решения в суде

Вторая ошибка — пропуск срока для подачи в суд заявления об оспаривании решения инспекции.

Сначала решение о привлечении к ответственности компания должна обжаловать в вышестоящий налоговый орган (чаще всего — в соответствующее Управление ФНС). Жалобу рассматривают в течение 1 месяца, если срок не будет продлен. Но с поступления жалобы до принятия решения по ней не должно пройти больше двух месяцев. После этого времени досудебное урегулирование спора считается осуществленным.

Если УФНС не ответила в указанный срок, бизнесу можно смело обращаться в арбитражный суд. С этого момента на судебное оспаривание первоначального решения компаниям дается три месяца. Этот период нельзя пропустить.

Важно учесть, что перед обращением в суд достаточно первоначально обжаловать решение инспекции в УФНС. По закону, последующее обжалование в ФНС не требуется.

В одном деле консалтинговая компания пропустила срок для подачи заявления в суд, так как обжаловала решение инспекции в Федеральной Налоговой Службе.

Повторное обжалование — не обязательный этап досудебного урегулирования спора. Оно не может оправдать обращение в суд за пределами отведенного времени. Поэтому компании отказали в удовлетворении требований. Решение инспекции об уплате доначисленного налога на прибыль в размере 7 млн рублей осталось в силе.

Сокрытие документов при налоговой проверке

Распространенная ошибка — не предоставить в ходе налоговой проверки важные документы, подтверждающие правильное исчисление налогов, их своевременную уплату, а также наличие права на налоговые вычеты по НДС. К таким документам относятся договоры, счета-фактуры, транспортные накладные, платежные поручения, различные акты, бухгалтерская отчетность и тому подобное.

Иногда суды отказываются принимать документы, не исследованные в ходе налоговой проверки. Но принятие дополнительных доказательств арбитражным судом допускается (п. 78 Постановления Пленума ВАС РФ № 57).

Отказ судов в принятии дополнительных доказательств правомерен, если документы были истребованы в ходе налоговой проверки, но бизнес их не предоставил без уважительных причин.

Торговая компания хотела приобщить к материалам дела счета-фактуры по операциям с поставщиками. Эти документы подтверждали право компании на возмещение НДС из бюджета.

Но суд не принял их, указав, что нахождение документов в аудиторской фирме — неуважительная причина для их непредставления по запросу налоговой инспекции.

В итоге суд подтвердил правомерность начисления недоимки, пени и штрафа, размер которых составил 23 млн рублей.

Напротив, если документы не запрашивались инспекцией при проверке (или запрашивались, но не были предоставлены из-за объективных препятствий), то арбитражные суды должны их принять в качестве дополнительных доказательств.

Уважительными причинами могут быть пожар или подтопление, в результате которых документы утрачены (события должны быть оформлены актами), изъятие документов уполномоченными органами (подтверждается протоколом обыска или выемки), кража (подтверждается решением о возбуждении уголовного дела).

Компаниям следует предоставлять затребованные инспекцией документы. Если по объективным причинам это невозможно, то материалы нужно приложить к возражениям на акт налоговой проверки или к жалобе в УФНС. В противном случае велика вероятность того, что суд их не примет.

Описанные ошибки совершаются до судебного разбирательства, но напрямую влияют на его результат, поэтому следует обезопасить компанию уже на этапах выбора контрагента и проведения налоговой проверки.

#право

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать

Источник: https://vc.ru/legal/37125-tri-rasprostranennye-oshibki-biznesa-v-nalogovyh-sporah

«Забудьте все, что было». Как оспорить решение налоговой

Как деловая и служебная переписка помогает компаниям оспорить в суде налоговые доначисления

Каждую неделю в открытом бизнес-курсе «Остаться в живых» — инструкция для собственников бизнеса о том, как выжить в российских реалиях. Материалы публикуются в рамках совместного проекта Центра taxCOACH и портала DK.RU.

Сегодня — о том, реально ли оспорить решение ФНС, с каким настроением бизнесменов ждут в судах и о новых трендах арбитражных судов в части рассмотрения налоговых споров.

Анастасия Тайшина, эксперт по структурированию бизнеса:

— Цель налоговой проверки — не только установление и доначисление налоговых недоимок, но и их обязательное взыскание. Если вы решили оспорить решение налоговой, то для начала нужно обратиться с жалобой в вышестоящий налоговый орган.

ФНС любит рапортовать, что досудебный порядок урегулирования споров очень эффективен. Статистика удовлетворения жалоб примерно одинакова по всем регионам: до 50% споров действительно удовлетворяется, но, как правило, в этих случаях речь идет о грубых нарушениях территориальных налоговых органов.

Та же статистика говорит о том, что в суммовом выражении жалобы удовлетворяются не более чем на 20%.

Очевидно, что в серьезных вопросах вроде получения необоснованной налоговой выгоды, взаимодействия с проблемными контрагентами или создания условий для искусственного дробления сильно надеяться на досудебное урегулирование не стоит.

С каким настроением собственников бизнеса ждут в судах? Для себя мы отметили несколько тенденций.

Первое — закрытость и системность суда. После слияния в 2014 г. Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда очень мало информации, касающейся рассмотрения судебных споров и внутренних документов, стало попадать во внешнюю среду.

Второе — формальный подход. Он ярче всего проявляется при рассмотрении административных дел. Если раньше в случае малозначительных нарушений судьи часто шли навстречу предпринимателям и от административной ответственности освобождали, то сейчас подход стал более формальным: есть состав правонарушения — пожалуйста, штраф.

Третье — защита интересов бюджета. Суды стали легче взыскивать штрафы с бизнесменов. В нашей практике был такой случай: судились мы с налоговым органом в части взыскания с них судебных расходов.

Они проиграли, и налоговый инспектор, не стесняясь, предложил судье отказать в удовлетворении этих расходов: «Эти деньги будут выплачены из бюджета, а мы с вами вместе из него финансируемся».

К счастью, суд на поводу не пошел и налогоплательщика поддержал.

Подавать заявление о признании решения налогового органа недействительным необходимо вместе с ходатайством о применении обеспечительных мер, поскольку требование налоговой уже подлежит исполнению.

Статистика в этом вопросе так же сурова: не более 30% всех ходатайств удовлетворяется, но мы рекомендуем основные силы направлять именно на этот документ. В нем нужно убедить судью, во-первых, что у вас есть активы, которые позволят исполнить решение налогового органа.

Во-вторых, взыскание сейчас заявленных к доначислению сумм может парализовать вашу деятельность — в частности, вы не сможете выплатить зарплату сотрудникам.

Но помните, что налоговая, в свою очередь, может обратиться в суд с ходатайством о встречном обеспечении и попросить вас перечислить сумму доначислений на депозит суда, что в подобной ситуации, конечно, странно. В последнем случае проще исполнить требование налогового органа (параллельно исключив передачу материалов проверки в Следственный комитет), а при положительном исходе дела требовать зачета или возврата.

Забудьте все, что было: 53 против 54.1

Применительно к структурированию бизнеса нас особенно интересует понятие налоговой выгоды. Все понимают, что сэкономить на налогах — абсолютно нормальное желание любого экономического субъекта. Однако практически ни один акт налоговой проверки, ни одно решение суда не обходится без упоминания необоснованной налоговой выгоды, которая повлекла ущерб для бюджета.

Введено это понятие было более 10 лет назад Постановлением Высшего Арбитражного Суда №53 от 12.10.2006 года. Этот документ, по сути, стал библией для Арбитражных судов.

В соответствии с ним, под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. То есть это нечто, что уменьшает совокупный размер налоговых платежей в сравнении с максимально возможным.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, является основанием для признания налоговой выгоды обоснованной. 

Сейчас же мы находимся в переломном периоде. В 2017 г. в Налоговом кодексе появилась небольшая статья 54.

1 «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов», по разъяснению которой ФНС выпустила уже три  письма[1].

Общий смысл разъяснений сводится к следующему: забудьте все, что было до этого. Ст.54.1 воплощает новый подход к проблеме занижения налоговой базы.

Во-первых, вместо презумпции добросовестности налогоплательщика и презумпции достоверности сведений в бухгалтерской и налоговой отчетности закон констатирует (п.1 ст. 54.

1 НК РФ): «Не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни, об объектах налогообложения» в налоговом и/или бухгалтерском учете. 

Под «искажением» ФНС понимает умышленные действия налогоплательщика, например:

  • создание схемы «дробления бизнеса»;
  • искусственное создание условий по использованию пониженных ставок налога, налоговых льгот;
  • неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения;
  • нереальность сделки.

Акцент на умысле не случаен. Ст.122 НК РФ рассматривает умышленную форму вины как отягчающее обстоятельство. В результате штраф вместо распространенных сейчас 20% от суммы неуплаченного налога может вырасти до 40%.

 Кроме того, умысел — это еще и подспорье для привлечения налогоплательщика к уголовной ответственности.

Чтобы доказать наличие умысла, налоговая прежде всего должна убедить в суд в несамостоятельности и формальности контрагентов налогоплательщика либо доказать, что данный этап бизнес-процессов он выполнил собственными силами.

Если искажения в бухучете отсутствуют, следующим тестом для налогоплательщика будет проверка соблюдения одновременно двух условий по имевшим место сделкам (операциям) (п.2 ст. 54.1):

  • снижение размера налоговых обязательств не является единственной целью сделки;
  • обязательство по сделке исполнено именно тем лицом, которое заявлено стороной договора, либо лицом, к которому обязательство перешло по закону или договору (например, по договору цессии, в порядке правопреемства и т.п.).

Первое условие — не что иное как «деловая цель» сделки, которая не должна быть связана исключительно с уменьшением налоговых обязательств. В основе сделки, как поясняет ФНС, должна быть разумная хозяйственная цель, обоснованная с точки зрения предпринимательского риска.

К примеру, целесообразность создания двух сбытовых компаний, одна из которых применяет упрощенную систему налогообложения, объясняется так: «Если все обороты будут в одной компании, она не сможет применять упрощенку, и бизнес станет невыгодным, поскольку нашим клиентам не нужен НДС».

Это пример чистосердечного признания — иной цели, нежели соблюдение условий применения специального налогового режима, у предпринимателя нет.

Если бы, к примеру, создание компаний на таком режиме объяснялось захватом новых территорий, разделом бизнеса с партнером либо иными разумными причинами, можно было бы говорить, что полученная экономия обоснована.

Второе условие говорит о том, что ФНС намерена переломить сложившуюся в интересах налогоплательщика тенденцию «установления действительного размера налоговой выгоды», когда речь идет о налоге на прибыль.

Напомню, переломный момент случился в 2012 г.

, когда ВАС[2] постановил определять реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат при исчислении налога на прибыль, исходя из рыночных цен по аналогичным сделкам.

Это привело к тому, что налоговая перестала оспаривать реально понесенные налогоплательщиком затраты, ограничиваясь лишь завышением себестоимости, остающемся на «проблемном контрагенте». Например, сырье и материалы приобретены у контрагента, обладающего признаками анонимности.

В то же время достоверно известно о реальности товара: дом построен — значит, кирпичи были. Если налогоплательщик мог доказать действительную стоимость закупа, то хотя бы в этой части он мог быть спокоен. Хотя такой подход и не касался НДС. Никогда. Теперь ситуация изменилась. ФНС неоднократно и четко выразила свою позицию — новая статья 54.

1 НК РФ не дает оснований для использования «расчетного метода» определения налоговых обязательств.

Если будет доказано, что контрагент не исполнял сделку, то в расходах по прибыли и вычетах по НДС будет отказано в полном объеме, включая реально понесенные затраты. 

Есть и плюсы

У введенной нормы есть и положительные моменты. Во-первых, законодатель четко определил, что подписание документов неустановленным или неуполномоченным лицом не может подтверждать неправоту в действиях налогоплательщика.

Во-вторых, если ваш контрагент нарушает налоговое законодательство, вы не несете за него ответственность.

В-третьих, бизнесмены вольны осуществлять любые сделки, не запрещенные законом, а налоговый инспектор не вправе указывать, что был иной, более эффективный (конечно, обычно с точки зрения бюджета) способ ведения хозяйственной деятельности.

Выяснение вопроса о том, насколько правильно рядовой налогоплательщик определил налоговую базу в соответствии с изложенными правилами, будет осуществляться в ходе обычных выездных и камеральных налоговых проверок.

Иными словами, налоговый орган, как и прежде, должен доказать обстоятельства, на которые ссылается он, а налогоплательщику будет предоставлен шанс опровергнуть доводы.

Однако по новым налоговым проверкам не стоит надеяться на лояльное отношение к налогу на прибыль.

Концепция определения «действительного размера налоговых обязательств» больше не действует.

Как только ст. 54.1 появилась, суды начали ее успешно реализовывать[3], и многие дела, которые раньше решились бы не в пользу налогоплательщика, сейчас рассматриваются в его интересах.

Посмотрим, как дальше сложится практика, но ФНС строго наказала своим подразделениям[4]: новая норма применяется только к проверкам, назначенным после 19 августа 2017 года.

Ссылаться на нее при оформлении актов, решений по результатам «старых» проверок, в ходе судебных разбирательств нельзя.

Однако в судах встречаются и просто казусные ситуации. Налоговая выгода сама по себе — законна. Но есть случаи, когда она может быть признана необоснованной.

Так вот что происходит в суде: налоговый орган доказывает неправомерность получения налоговой выгоды, но при этом не приводит ни одного доказательства тому, что некая налоговая экономия в принципе была, и не приводит расчета ее размера.

Вы же должны запомнить главное правило: налоговая выгода не обоснована всегда, если она является единственной целью ваших хозяйственных операций.

Через эту призму и оценивайте всю деятельность вашей группы компаний. Ключевым на пути отстаивания вашей правоты остается понятие «деловая цель», несмотря на его отсутствие в законе.

Глядя своими честными глазами в глаза судьи, что называется, с металлом в голосе вы должны убедительно доказать, что у вас была конкретная деловая цель, подтвержденная целесообразностью заключенных сделок и их реальным исполнением, а полученная налоговая выгода — лишь приятный побочный эффект.

И не забывайте: если не получилось выиграть дело в первой инстанции — конечно, остается еще некоторое количество шансов: апелляция, кассация и Верховный суд.

Однако статистика по налоговым спорам для вас безрадостна: 1,6% дел «разворачивается» в апелляционной инстанции, 0,08% — в кассационной, 0,02% — в Верховном суде. Очевидно, что дело до суда доводить не очень целесообразно. В идеале вообще изначально строить группу компаний, имея убедительные ответы на все неудобные вопросы, которые вероятнее всего возникнут к вам у налоговой.

Текст подготовила Анна Асташкина, специально для DK.RU

[1] Письмо ФНС России от 16.08.2017 г. N СА-4-7/16152;

Источник: http://www.DK.ru/news/zabudte-vse-chto-bylo-kak-osporit-reshenie-nalogovoy-237102435

Недоработка налоговой? Суд признал расходы по «серой» фирме

Как деловая и служебная переписка помогает компаниям оспорить в суде налоговые доначисления

Бывает, что кипа бумаг, фотографий, деловая переписка и показания свидетелей не убеждают суд в реальности сделок. Но происходит и такое, что и сотрудникам фискальной службы не помогает куча документов и, казалось бы, явных фактов фиктивности сделок.

Доказать то, чего не было на самом деле – задача не из простых как для налоговиков, так и для компаний.

В свежем судебном деле компании улыбнулась удача в виде недостаточного количества аргументов налогового органа.

А, может быть, действительно «серая» фирма оказалась «трудягой» и выполнила работы, прописанные в договоре… Итак, Постановление Первого ААС от 15.03.2017г. по делу №А43-7732/2016.

«Серый» контрагент – повод признать фиктивность сделок?

В результате выездной проверки компании были доначислены недоимки, пени и штрафы по налогу на прибыль и НДС. Не согласившись с решением налогового органа по эпизоду с одним из контрагентов, общество обратилось в суд. Основанием для доначисления послужили «особенности» контрагента. Проанализировав деятельность странной фирмы, налоговики увидели стандартные приметы:

  • Организация по месту регистрации отсутствует;
  • Номинальный директор;
  • Отсутствуют платежи за аренду, коммунальные услуги, отчисления заработной платы и другие расходы, связанные с ведением реальной хозяйственной деятельности;
  • В налоговой отчетности организация отражает не всю выручку, поступающую на расчетный счет;
  • Организация не имеет управленческого и технического персонала;
  • Нет основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств, свидетельства СРО;
  • В соответствии с проведенной почерковедческой экспертизой документы подписаны неизвестными лицами.

Также у этой сомнительной организации, привлеченной налогоплательщиком для выполнения работ на заводах, которые относятся к объектам повышенной опасности, отсутствуют свидетельства о допуске к такому виду работ.

Директор контрагента отрицал свою причастность к деятельности фирмы, документов не подписывал и, тем более, обвиняемую компанию знать не знает.

К тому же, сотрудники компании-налогоплательщика в ходе допроса сказали, что они ничего не знают о «сером» контрагенте, и никакие работы этот субподрядчик не выполнял, а прочие сторонние организации не привлекались. Все было сделано собственными силами.

Также налоговики изучили информацию о лицах, допущенных на территории заводов. И не нашли там ни работников компании, ни лиц, каким-то образом связанных с контрагентом. Это обстоятельство также свидетельствует о фиктивности сделки.

Поэтому такая «картина» позволила налоговикам сделать вывод, что все представленные компанией документы (договоры, счета-фактуры, акты о приемке выполненных работ (КС-2), товарные накладные) «содержат недостоверные сведения и не могут служить основанием для применения налоговых вычетов по НДС и включения затрат в состав расходов при исчислении налога на прибыль».

При чем здесь контрагент? Докажите, что компания своими силами выполнила спорные работы 

Суд решил, что доказательства нереальности сделок налоговики не представили в достаточном количестве:

  • Общество не могло выполнить работы своими силами, и об этом свидетельствует штатное расписание;
  • «Свидетельские показания отдельных работников о выполнении работ исключительно своими силами не могут быть приняты во внимание, поскольку указанные лица в силу своих должностных обязанностей не могут знать о наличии или отсутствии взаимоотношений Общества с какими-либо субподрядчиками».

Таким образом, «Факт выполнения работ налоговым органом не отрицается. Выводов о выполнении работ собственными силами решение налогового органа не содержит». И суд решил, что налоговики неправомерно исключили из состава расходов суммы сделок с контрагентом и доначислили налог на прибыль.

Поэтому, в данном деле «серые» признаки не сыграли решающую роль. Налоговики не смогли доказать, что спорные работы компания выполнила самостоятельно. Равно как и не смогла убедить суд, что эти работы не мог выполнить подозрительный контрагент. Не хватило напора?

Рамазан Чимаев

Юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

    Налоговики в очередной раз доказывают, что факт совершения сделки является более весомым, чем недобросовестный контрагент.

    Дела, касающиеся мнимых, то есть совершенных только для вида сделок (ст. 170 ГК РФ), неоднократно доходили до Высшего арбитражного суда. По итогам рассмотрения одного из таких дел Президиум ВАС РФ вынес постановление от 25.05.10 № 15658/09, в котором дал своеобразную шпаргалку по проверке контрагентов.

    Налогоплательщикам рекомендуется проверять у контрагентов наличие необходимого имущества, материальных и трудовых ресурсов, лицензий, требующихся для выполнения обязательств по договору.

    Не лишним будет предварительно оценить деловую репутацию, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и обеспечение их исполнения.

    Правда, при этом ВАС РФ не указал, какими именно документами должны подтверждаться данные факты.

    Так как мы уже не в первый раз находим подтверждение того, что в суде играет решающую роль именно факт совершения сделки, будет не лишним ввести, например, пропускную систему на своем предприятии, сохранять деловую переписку с контрагентами (в особенности по крупным сделкам).

    В случае налоговых претензий налогоплательщик должен доказать налоговому органу и суду:

    • реальность хозяйственных операций с контрагентом, к которому у налогового органа есть претензии в части исполнения публично-правовых обязанностей;
    • тот факт, что он проявил должную осмотрительность при выборе контрагентов;
    • проверять у контрагентов наличие необходимого имущества, материальных и трудовых ресурсов, лицензий на выполнение соответствующих видов работ;
    • предварительно оценивать деловую репутацию, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и обеспечение их исполнения;
    • доказывать, что с заказчиком субподрядных работ были согласованы характер и объемы выполняемых работ, а сами работники подрядчиков находятся на территории строительного объекта.

Загрузка…

Источник: https://turov.pro/nedorabotka-nalogovoy-sud-priznal-rashodyi-po-seroy-firme-c/

Фнс запретила доначислять налоги за формальные нарушения

Как деловая и служебная переписка помогает компаниям оспорить в суде налоговые доначисления

Итак, сенсационная новость — ФНС запретила своим подчиненным доначислять налоги по формальным нарушениям и велела делать акцент на реальность и законность проверяемых операций.

Ниже мы опубликуем само письмо Федеральной налоговой службы ед-5-9/547@ , а пока резюмируем основные мысли этого послания региональным и местным надзорным органам, которое буквально требуется исполнять неукоснительно:

  • в актах налоговых проверок должны отражаться все доказательства получения необоснованной налоговой выгоды, нельзя основываться только на показаниях руководителей и почерковедческой экспертизе. Особое внимание налоговики должны уделять оценке достаточности и разумности принятых налогоплательщиком мер по проверке контрагента,
  • кроме того, проверяющим фактически запрещено приводить в качестве аргументов недобросовестности проверяемого налогоплательщика неуплату налогов второго и последующего звена в цепочке перечисления денежных средств при условии реальности самой сделки. При этом в качестве обоснования приводится мнение Верховного суда (п.31 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2017)

Мы не ожидаем, что в связи с появлениям данного Письма ситуация с данной категорией споров на практике существенно изменится в краткосрочной перспективе, но надеемся на то, что в итоге отраженные в Письме подходы будут восприняты правоприменительной практикой и формальных придирок к документам и действиям налогоплательщиков станет меньше.

Письмо является хорошей памяткой для компаний относительно того, что именно налоговые органы будут проверять и какую информацию будут запрашивать. Учет указанных в Письме критериев позволит снизить налоговые риски, в том числе риски, связанные с уголовным преследованием.

Что нужно сделать в первую очередь

Поскольку претензии, связанные с недобросовестными контрагентами, на практике являются самыми распространёнными из всех налоговых претензий, а также учитывая тот факт, что указанных в Письме документов в полном объеме нет у большинства даже самых добросовестных налогоплательщиков, мы рекомендуем:

  • провести проверку наличия документов в отношении действующих контрагентов,
  • усовершенствовать политики отбора и проверки новых контрагентов.

Специалисты налоговой практики ЮА «Деловые услуги» будут рады помочь в проведении такой проверки и в подготовке политики, которая будет являться эффективной как с налоговой, так и с коммерческой точек зрения.

Звоните нам и мы поможем — (495) 925-7760

Федеральная налоговая служба П и с ь м о О выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды

23.03.2017№ ЕД-5-9-547/@

Федеральная налоговая служба (ФНС) обращает внимание на необходимость при осуществлении мероприятий налогового контроля для подтверждения факта получения проверяемым налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды руководствоваться следующим.

Согласно анализу вынесенных в 2016 году решений по результатам налоговых проверок, а также принятых решений по жалобам налогоплательщиков и результатов судебного обжалования данных решений в ряде случаев в целях подтверждения фактов получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды сбор доказательственной базы осуществляется налоговыми органами формально.

Налоговые органы, не оспаривая реальность осуществления хозяйственной операции с контрагентом, подтвержденной первичными документами, ограничиваются выводами о недостоверности таких документов, основанными только на допросах руководителей контрагентов, заявивших о своей непричастности к деятельности организаций, или на результатах почерковедческих экспертиз.

Налоговым органам следует исходить из того, что об умышленных действиях налогоплательщика, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды путем совершения операции с проблемным контрагентом или путем создания формального документооборота с использованием цепочки контрагентов, могут свидетельствовать установленные факты юридической, экономической и иной подконтрольности, в том числе на основании взаимозависимости спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику, обстоятельства, свидетельствующие о согласованности действий участников сделки (сделок), а также (или) доказательства нереальности хозяйственной операции (операций) по поставке товаров (выполнению работ, оказанию услуг).

При отсутствии доказательств подконтрольности спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику налоговым органам необходимо исследовать и доказывать недобросовестность действий самого налогоплательщика по выбору контрагента и обстоятельств, свидетельствующих о невыполнении соответствующей хозяйственной операции контрагентом налогоплательщика (по первому звену). В этом случае в качестве самостоятельного снования для возложения негативных последствий на налогоплательщика не могут приводиться признаки недобросовестности контрагентов второго и последующих звеньев цепочки перечисления денежных средств по выпискам банков.

Данный вывод следует из пункта 31 Обзора судебной практики Верховного суда Российской Федерации № 1 (2017), утверждённого Президиумом Верховного суда Российской Федерации 16.02.

2017, в котором указано, что факт неисполнения поставщиком обязанности по уплате налогов сам по себе не может являться основанием для возложения негативных последствий на налогоплательщика, проявившего должную осмотрительность при выборе контрагента, при условии реального исполнения заключенной сделки.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, рассматривая аналогичные споры, сделала общий вывод о том, что противоречия в доказательствах, подтверждающих последовательность движения товара от изготовителя к налогоплательщику, но не опровергающих сам факт поступления товара налогоплательщику, равно как и факты неисполнения соответствующими участниками сделок (поставщиками первого» второго и других звеньев по отношению к налогоплательщику) обязанности по уплате налогов сами по себе не могут являться основанием для возложения соответствующих негативных последствий на налогоплательщика, выступившего покупателем товаров. Такие выводы содержатся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2016 № 305-КК16-10399 по делу А40-71125/2015 (ООО «Центррегионуголь»), от 6 февраля 2017 г. № 305-КК16-14921 по делу № А40-120736/2015 (ПAO «СИТИ»).

С учетом изложенного ФНС отмечает, что установление по результатам налоговой проверки факта подписания документов от имени контрагентов лицами, отрицающими их подписание и наличие у них полномочий руководителя, путем проведения допросов и почерковедческих экспертиз не является безусловным и достаточным основанием для вывода о непроявлении налогоплательщиком должной осмотрительности и осторожности при заключении сделки со спорным контрагентом и не может рассматриваться как основание для признания налоговой выгоды необоснованной.

Налоговым органам особое внимание необходимо уделять оценке достаточности и разумности принятых налогоплательщиком мер по проверке контрагента.

В целях оценки действий налогоплательщика необходимо оценивать обоснованность выбора контрагента проверяемым налогоплательщиком, исследовать вопросы, отличался ли выбор контрагента от условий делового оборота или установленной самим налогоплательщиком практики осуществления выбора контрагентов, каким образом оценивались условия сделки и их коммерческая привлекательность, деловая репутация, платежеспособность контрагента, риск неисполнения обязательств, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта, заключались ли налогоплательщиком сделки преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязательств.

Налоговым органам необходимо обращать внимание на следующее: отсутствие личных контактов руководства (уполномоченных должностных лиц) компании – поставщика (подрядчика) и руководства (уполномоченных должностных лиц) компании покупателя (заказчика) при обсуждении условий поставок, а также при подписании договоров; отсутствие документального подтверждения полномочий руководителя компании – контрагента, копий документа, удостоверяющего его личность; отсутствие информации о фактическом местонахождении контрагента, а также о местонахождении складских и (или) производственных и (или) торговых площадей; отсутствие информации о способе получения сведений о контрагенте (отсутствуют реклама в средствах массовой информации, рекомендации партнеров или других лиц, сайт контрагента и т.п. При этом следует принимать во внимание наличие доступной информации о других участниках рынка (в том числе производителях) идентичных (аналогичных) товаров (работ, услуг), в том числе предлагающих свои товары (работы, услуги) по более низким ценам; отсутствие у налогоплательщика информации о государственной регистрации контрагента в ЕГРЮЛ; отсутствие у налогоплательщика информации о наличии у контрагента необходимой лицензии, если сделка заключается в рамках лицензируемой деятельности, а равно – свидетельства о допуске к определённому виду или видам работ, выданного саморегулируемой организацией.

Необходимо запрашивать у налогоплательщика документы и информацию относительно действий налогоплательщика при осуществлении выбора контрагента: документы, фиксирующие результаты поиска, мониторинга и отбор контрагента; источник информации о контрагенте (сайт, рекламные материалы, предложение к сотрудничеству, информация о ранее выполняемых работах контрагента); результаты мониторинга рынка соответствующих товаров (работ, услуг), изучения и оценки потенциальных контрагентов; документально оформленное обоснование выбора конкретного контрагента (закрепленный порядок контроля за отбором и оценкой рисков, порядок проведения тендера и др.); деловую переписку.

В делах о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды мероприятия налогового контроля должны проводиться в рамках предпроверочного анализа, камеральных и выездных налоговых проверок. Налоговым органом в акте налоговой проверки должны быть отражены все доказательства, свидетельствующие о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Федеральная налоговая служба (ФНС) поручает начальникам межрегиональных ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам и руководителям управлений ФНС России по субъектам Российской Федерации обеспечить неукоснительное исполнение положений настоящего письма, межрегиональным инспекциям ФНС России по федеральным округам необходимо обеспечить контроль за надлежащим исполнением положений настоящего письма.

Действительный

государственный советник

Российской Федерации

2 класса

Д.В. Егоров

Источник: http://delovus.ru/fns-zapretila-donachislyat-nalogi-za-formalnye-narusheniya/

Опасная переписка бухгалтерии: на что обратят внимание налоговики

Как деловая и служебная переписка помогает компаниям оспорить в суде налоговые доначисления

Главбухи рискуют, когда переписываются с контрагентами. На проверке налоговики могут добраться до почты и прочитать сообщения. В них находят опасную информацию о сделках. Если бухгалтеров уличат в обсуждении незаконных схем, то компании не отбиться от претензий. В статье мы расскажем, как общаться с контрагентами, чтобы не оставить налоговикам компромат.

Налоговики проверяют переписку между контрагентами и находят сообщения, которые доказывают схемы. Так, инспекторы вскрыли письма бухгалтеров и доначислили почти 1 млрд руб. сети ресторанов «Корчма „Тарас Бульба“».

Сейчас контролеры стали регулярно ссылаться в судах на переписку контрагентов. Причем не важно — большая компания или маленькая, переписку могут изучить у кого угодно. Это следует из судебной практики, которую мы проанализировали.

Обезопасить компанию можно. Вместе с юристами, налоговиками, полицейскими и IT-специалистами мы выяснили, как это сделать.

Переписка, которая попадет под подозрения

Опасно общаться с контрагентом по электронной почте, через sms или мессенджеры. Контролеры могут получить доступ к любой переписке, если компания привлечет их внимание.

Налоговики рассказали, что их заинтересует содержание деловой переписки в двух случаях. Первый — если на проверке они соберут недостаточно доказательств нарушений компании, чтобы доначислить налоги.

Второй — если во время ревизии инспекторы нашли не менее 5 млн руб. сокрытых налогов. Тогда проверка может привести к уголовному делу и надо будет передавать материалы следователям (ст. 199 УК).

В обоих случаях ревизоры будут искать дополнительные основания для доначислений.

Внимание налоговиков привлечет не только прямое обсуждение схем. По словам самих проверяющих, часто в переписке они находят именно зашифрованные сообщения. Если контрагенты и обсуждают что-то незаконное, то делают это завуалированно.

Скрыть переписку не помогут даже электронные адреса, которые не относятся к сторонам сделки. Судебная практика это подтверждает. Примеры сообщений, которые привлекут внимание инспекторов, мы показали на карточках.

Как налоговики расшифровывают переписку

Что написал бухгалтерЧто поняла налоговая
“Закрываем из аванса отгрузкой 125 млн рублей, остальное в III квартале надо будет”Покупатель хочет заявить незаконный вычет 125 млн рублей по фиктивной поставке
“Мне не хватает 500 тыс. рублей, давайте пока № и дату, обоснование посмотрю, когда закрывать все буду.”Компании нужны вычеты НДС, но документов нет. Она просит у дружественного контрагента реквизиты счета-фактуры. Покупатель сам оформит документ и заявит вычет.
“…По 1 кругу дайте добро, 2-й круг заберу до четверга…”Компания собирается отправить деньги по цепочке фиктивных поставщиков. Ей нужно убедиться, что они будут участвовать в схеме.
“..У меня перебор по вашим докам, убирайте 250 тыс. рублей..”Покупатель пытается подогнать в документах от фиктивного поставщика цену товаров под сумму расходов, которые планирует списать.
“Давайте мы вам от ООО 1 сделаем доки, раз вам НДС неинтересен и сделаем скидку 9%.”Покупатель хочет списать расходы, но ему не нужен вычет НДС. Контрагент предлагает оформить бумаги от лица подконтрольной организации, которая работает без НДС.

Налоговики используют переписку в суде

Если дело доходит до суда, то контролеры ссылаются на письма поставщика и покупателя, чтобы доказать схему. Мы нашли четыре показательных примера, как налоговики это делают.

Дело № 1 Обналичка

Исходя из переписки установлен процент обналичивания денежных средств для общества, который составлял 7–9 процентов в зависимости от суммы перечисления.

Решение Арбитражного суда Москвы от 03.11.2017 № А40-107139/17-108-1095 

На проверке инспекторы обнаружили, что сотрудник компании заказывал обналичку. Это вычислили по электронной переписке между неизвестными под псевдонимами «Рыжий Бобрик» и «denis_980». В переписке фигурировали даты и суммы подозрительных перечислений.

Налоговики сопоставили данные из сообщений с выписками по счетам организации. Инспекторы увидели, что деньги шли однодневкам. Ревизоры обнаружили, что «denis_980» был в курсе, когда проверяемая компания собирается перечислять деньги. Значит, имел к ней отношение.

Кроме того, в письмах неизвестный «denis_980» назвал свой мобильный телефон, а директор сообщил налоговикам тот же номер как телефон директора департамента финансового контроля компании. Суд сделал вывод: «Характер переписки указывает на то, что „Рыжий Бобрик“ предоставляет услуги по обналичиванию денежных средств».

Одной переписки контрагентов недостаточно, чтобы доказать схему для обналички. Должны быть и другие аргументы.

Инспекторы будут искать однодневки в цепочке поставщиков, транзитный характер сделки, отсутствие персонала и имущества у контрагента (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 08.12.2017 № Ф04-5046/2017). Кроме того, налоговики должны подтвердить, что деньги возвращались в компанию (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 01.12.2016 № Ф09-10350/16).

Дело № 2 Лишние посредники

В изъятом ноутбуке бухгалтера предпринимателя содержится переписка с бухгалтером общества по вопросу о возмещении НДС и счета-фактуры, оформленные от имени ООО…

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12.05.2017 № Ф08-2503/2017 

Инспекторы заподозрили, что компания накручивает вычеты НДС. Ведь между производителем и конечным покупателем было еще три посредника. На проверке инспекторы изъяли ноутбук главбуха.

В ноутбуке была переписка бухгалтера непосредственно с производителем товара. То есть конечный покупатель общался с ним напрямую. Вместе с другими доказательствами суд принял аргумент налоговиков.

>Инспекторы пытаются доказать, что компания искусственно ввела посредников в сделки, чтобы завысить расходы и вычеты НДС.

Ссылки на прямую переписку с производителем суды примут, если у посредников есть признаки сомнительных организаций, а сами поставки фиктивны.

Но сделки с реальными поставщиками получится защитить (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.09.2017 № Ф07-9390/2017).

Дело № 3 Черная бухгалтерия

В электронной переписке вел переговоры с поставщиками от имени спорных контрагентов и просил выставить счета на согласованную им номенклатуру на организации…

Решение Арбитражного суда Москвы от 29.12.2017 № А40-131820/17-75-1482 

Бухгалтер на свою почту получал счета от поставщиков в адрес спорных контрагентов. Информацию об их платежах поставщикам бухгалтер заносил в таблицу. Он вел учет платежей однодневкам и реальным поставщикам товара. Налоговики вычислили в цепочке фиктивных контрагентов, которых специально ввели для обналички. А компания вела черную бухгалтерию.

На выездной проверке инспекторы могут провести выемку (подп. 3 п. 1 ст. 31 НК). Контролеры ищут в том числе документы контрагентов организации.

Например, в компьютере главбуха налоговики могут найти счета-фактуры и накладные контрагентов. Налоговики решат, что компания сама составляла документы от имени поставщиков.

Тогда суд согласится, что сделки были фиктивные (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 07.07.2015 № Ф09-4544/15).

Дело № 4 Завышение цены

Выявленные факты свидетельствуют о характере взаимоотношений с указанной организацией , используемой ЗАО исключительно для завышения стоимости приобретаемого товара.

Решение Арбитражного суда Москвы от 06.07.2017 № А40-32793/17-75-254 

Инспекторы заподозрили, что контрагенты в сделке подконтрольны, а компания их ввела, чтобы завысить стоимость товара. К такому выводу инспекторы пришли, когда изучили переписку главбуха и замдиректора департамента финансов.

В ней были сообщения, например, такого содержания: «В каком состоянии фирмы уточнит в зависимости от этого пришлет, что нам может грозить». «Вам завтра перезвонит . С ней можно выбрать фирму (ХИ, Химресурс, Промхимснаб)».

Сам факт того, что инспекторы нашли на проверке переписку о спорной сделке, еще не доказательство нарушений. Контролеры должны объяснить, какое отношение корреспонденция имеет к спору (ст. 64, 67 АПК).

Кроме того, инспекторы должны пояснить, какие нарушения подтверждает переписка (п. 8 ст. 101 НК). Если ревизоры этого не сделали, то суд не примет переписку как доказательство (решение Арбитражного суда Москвы от 04.08.

2017 № А40-39750/17-108-309).

Еще больше статей про проверки налоговой:

Как обезопасить компанию

Составьте для сотрудников регламент, как правильно вести деловую переписку. Если работники будут его придерживаться, то меньше риск, что налоговики найдут в сообщениях компромат. Вместе с юристами мы подготовили образец с правилами для работников.

Регламент для работников по общению с поставщиками, который обезопасит компанию

Специалисты советуют объяснить работникам, для чего компания разработала регламент. Будет нелишним устроить работникам обучение. Надо рассказать, как вести деловую переписку в официально-деловом стиле, что уместно обсуждать в сообщениях, а что нет.

Объясните работникам, что нельзя давать в деловой переписке свои личные контакты. Иначе инспекторы на проверке могут также вскрыть личные почтовые ящики (решение № А40-107139/17-108-1095).

Юристы компании могут проверять деловую переписку, главное, предупредить об этом участников. Это поможет выявить опасные сообщения и заранее подготовиться к вопросам инспекторов.

Ваши коллеги читают:

Источник: https://www.gazeta-unp.ru/articles/52213-opasnaya-perepiska-buhgalterii-na-chto-obratyat-vnimanie-nalogoviki

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.